• Приглашаем посетить наш сайт
    Бианки (bianki.lit-info.ru)
  • Cлово "ГЛАЗ, ГЛАЗА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ГЛАЗАМИ, ГЛАЗАХ, ГЛАЗАМ

    1. Обыкновенная история. Другие редакции и варианты.
    Входимость: 34. Размер: 162кб.
    2. Обломов. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 31. Размер: 95кб.
    3. Обломов. Часть 4. Глава 4.
    Входимость: 30. Размер: 58кб.
    4. Счастливая ошибка.
    Входимость: 28. Размер: 82кб.
    5. Обломов. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 27. Размер: 38кб.
    6. Обломов. Рукописные редакции. Часть 1. Страница 3.
    Входимость: 27. Размер: 111кб.
    7. Литературный вечер.
    Входимость: 25. Размер: 70кб.
    8. Обломов. Часть 4. Глава 8.
    Входимость: 24. Размер: 49кб.
    9. Суперанский. Болезнь Гончарова. Часть 2.
    Входимость: 24. Размер: 27кб.
    10. Обыкновенная история. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 23. Размер: 73кб.
    11. Обыкновенная история. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 22. Размер: 60кб.
    12. Обрыв. Часть 1. Глава 6.
    Входимость: 22. Размер: 36кб.
    13. Шелгунов. Талантливая бесталанность.
    Входимость: 21. Размер: 102кб.
    14. Обломов. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 20. Размер: 41кб.
    15. Обыкновенная история. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 19. Размер: 59кб.
    16. Фрегат "Паллада". Том второй. Часть 3.
    Входимость: 18. Размер: 111кб.
    17. В университете.
    Входимость: 18. Размер: 89кб.
    18. Фрегат "Паллада". Том первый. Часть 3.
    Входимость: 18. Размер: 57кб.
    19. Обыкновенная история. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 18. Размер: 53кб.
    20. Фрегат "Паллада". Том первый. Часть 6.
    Входимость: 18. Размер: 69кб.
    21. Обрыв. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 18. Размер: 29кб.
    22. Обыкновенная история.
    Входимость: 18. Размер: 47кб.
    23. Фрегат "Паллада". Том первый. Часть 4. Страница 2.
    Входимость: 17. Размер: 45кб.
    24. Литературный вечер. Часть 2.
    Входимость: 17. Размер: 121кб.
    25. Обрыв. Часть 1. Глава 17.
    Входимость: 17. Размер: 17кб.
    26. Фрегат "Паллада". Том второй. Часть 6.
    Входимость: 16. Размер: 110кб.
    27. Слуги старого века. Часть 4.
    Входимость: 16. Размер: 56кб.
    28. Обломов. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 16. Размер: 34кб.
    29. Обрыв. Часть 3. Глава 12.
    Входимость: 15. Размер: 16кб.
    30. Обрыв. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 15. Размер: 16кб.
    31. Обломов: Примечания. 2. История текста романа (продолжение).
    Входимость: 15. Размер: 110кб.
    32. Фрегат "Паллада". Том первый. Часть 4. Страница 5.
    Входимость: 14. Размер: 50кб.
    33. Обломов. Часть 4. Глава 9.
    Входимость: 14. Размер: 35кб.
    34. А. Рыбасов. И.А. Гончаров. Глава 3.
    Входимость: 14. Размер: 53кб.
    35. Краснощекова Е.А.: И.А. Гончаров - мир творчества. Глава 3. Часть 6.
    Входимость: 14. Размер: 70кб.
    36. Обломов. Рукописные редакции. Часть 1. Страница 6.
    Входимость: 14. Размер: 56кб.
    37. Фрегат "Паллада". Том второй. Часть 2.
    Входимость: 14. Размер: 112кб.
    38. Фрегат "Паллада". Том первый. Часть 2.
    Входимость: 14. Размер: 72кб.
    39. Письма столичного друга к провинциальному жениху.
    Входимость: 14. Размер: 54кб.
    40. Лихая болесть.
    Входимость: 14. Размер: 85кб.
    41. Обыкновенная история. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 13. Размер: 60кб.
    42. Обрыв. Часть 2. Глава 13.
    Входимость: 13. Размер: 33кб.
    43. Обломов. Рукописные редакции. Часть 4. Глава 4.
    Входимость: 13. Размер: 16кб.
    44. Обрыв. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 13. Размер: 15кб.
    45. Поездка по Волге.
    Входимость: 13. Размер: 54кб.
    46. Обломов. Часть 4. Глава 1.
    Входимость: 13. Размер: 26кб.
    47. Обрыв. Часть 1. Глава 18.
    Входимость: 12. Размер: 37кб.
    48. Фрегат "Паллада". Том второй. Часть 5.
    Входимость: 12. Размер: 45кб.
    49. Гейро. «Сообразно времени и обстоятельствам...». Глава 4.
    Входимость: 12. Размер: 70кб.
    50. Сю. Атар-Гюль. Отрывок из романа. Перевод с французского.
    Входимость: 12. Размер: 25кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обыкновенная история. Другие редакции и варианты.
    Входимость: 34. Размер: 162кб.
    Часть текста: предугаданной встрече с милым и которые в дыхании ветерка и в шепоте струй слышат его голос, и те пламенные, черноокие 4 смуглянки , которые, в порыве ревности, хватаются за кинжал, и те кроткие, вечно улыбающиеся красавицы, с томным взором и каштановыми волосами, — все они любят в своем предмете блеск славы, ума, изящества или, по крайней мере, денег. Перед ними надо сиять, возвышаться над толпой, делать чудеса, заставлять и красавицу гордиться вами, или, уж если этим ослепить нельзя, так надо ослепить подарками. Тогда и посыплются на вас мирты и очаруют вас ласки, слезы; тогда и настанут прогулки при луне, бессвязные, но полные прелести разговоры и все таинства любви! А нет этого, не сияете вы ничем, так и 5 не прогневайтесь, вы не нужны, вам изменят, охладеют к вам... возьмут другого, который сияет. Не изменяет и не охладевает только любовь матери: ее ни уменьшить, ни подкупить ничем нельзя. Век свой одна и та же. Мать любит без толку и без разбору. Велики вы, славны, красивы, горды, переходит имя ваше из уст в уста, гремят ваши дела по свету, — голова старушки трясется от радости, она плачет и смеется и шепчет: «Это мой!» А там затеплит лампадку перед образом Спасителя и молится долго и жарко. А сынок большею частию и не думает поделиться славой с родительницею. Нищи ли вы духом и умом, отметила ли вас природа клеймом безобразия, точит ли жало недуга ваше сердце или тело, наконец, тяготеет ли над вами общее презрение, отталкивают ли 6 вас от себя люди и нет вам места между ними, — тем более места в...
    2. Обломов. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 31. Размер: 95кб.
    Часть текста: от начала мира одну и ту же песнь мрачного и неразгаданного содержания; и всё слышится в ней один и тот же стон, одни и те же жалобы будто обреченного на муку чудовища да чьи-то пронзительные, зловещие голоса. Птицы не щебечут вокруг; только безмолвные чайки, как осужденные, уныло носятся у прибрежья и кружатся над водой. Бессилен рев зверя перед этими воплями природы, ничтожен и голос человека, и сам человек так мал, слаб, так незаметно исчезает в мелких подробностях широкой картины! От этого, может быть, так и тяжело ему смотреть на море. Нет, Бог с ним, с морем! Самая тишина и неподвижность его не рождают отрадного чувства в душе: в едва заметном колебании водяной массы человек всё видит ту же необъятную, хотя и спящую, силу, которая подчас так ядовито издевается над его гордой волей и так глубоко хоронит его отважные замыслы, все его хлопоты и труды. Горы и пропасти созданы тоже не для увеселения человека. Они грозны, страшны, как выпущенные и устремленные на него когти и зубы дикого зверя; они слишком живо напоминают нам бренный состав наш и держат в страхе и тоске за жизнь. И небо там, над скалами и пропастями, кажется таким далеким и недосягаемым, как будто оно отступилось от людей. Не таков мирный уголок, где вдруг очутился наш герой. Небо там, кажется, напротив, ближе жмется к земле, но не с тем, чтоб метать сильнее стрелы, а разве только, чтоб обнять ее покрепче, с любовью: оно распростерлось так невысоко над головой, как родительская надежная кровля, чтоб уберечь, кажется, избранный уголок от всяких невзгод. Солнце там ярко и жарко светит около полугода и потом удаляется оттуда не вдруг, точно нехотя, как будто оборачивается назад взглянуть еще раз или два на любимое место и подарить ему осенью, среди ненастья, ясный, теплый день. Горы там как будто только модели тех страшных где-то воздвигнутых гор, которые ужасают воображение. Это ряд отлогих холмов, с которых...
    3. Обломов. Часть 4. Глава 4.
    Входимость: 30. Размер: 58кб.
    Часть текста: Обломову, что знал, по каким-нибудь особенным соображениям или, может быть, потому, что Обломов не всё о них расспрашивал, тоже, вероятно, по особенным соображениям. Однажды в Париже Штольц шел по бульвару и рассеянно перебегал глазами по прохожим, по вывескам магазинов, не останавливая глаз ни на чем. Он долго не получал писем из России, ни из Киева, ни из Одессы, ни из Петербурга. Ему было скучно, и он отнес еще три письма на почту и возвращался домой. Вдруг глаза его остановились на чем-то неподвижно, с изумлением, но потом опять приняли обыкновенное выражение. Две дамы свернули с бульвара и вошли в магазин. «Нет, не может быть, — подумал он, — какая мысль! Я бы знал! Это не они». Однако ж он подошел к окну этого магазина и разглядывал сквозь стекла дам: «Ничего не разглядишь, они стоят задом к окнам». Штольц вошел в магазин и стал что-то торговать. Одна из дам обернулась к свету, и он узнал Ольгу Ильинскую — и не узнал! Хотел броситься к ней и остановился, стал пристально вглядываться. Боже мой! Что за перемена! Она и не она. Черты ее, но она бледна, глаза немного будто впали, и нет детской усмешки на губах, нет наивности, беспечности. Над бровями носится не то важная, не то скорбная мысль, глаза говорят много такого, чего не знали, не говорили прежде. Смотрит она не по-прежнему, открыто, светло и покойно; на всем лице лежит облако или печали, или тумана. Он подошел к ней. Брови у ней сдвинулись немного; она с недоумением посмотрела на него минуту, потом узнала: брови раздвинулись и легли симметрично, глаза...
    4. Счастливая ошибка.
    Входимость: 28. Размер: 82кб.
    Часть текста: Ты мой! и так много всякой дряни на свете, а Ты еще жинок наплодил! Гоголь Шел в комнату — попал в другую. Грибоедов Однажды зимой в сумерки... Да! позвольте прежде спросить, любите ли вы сумерки? Я «слышу молчание», а молчание есть знак согласия: стало быть, любите. Да и как не любить сумерек? кто их не любит? Разве только заблудившийся путник с ужасом замечает наступление их; расчетливый купец, неудачно или удачно торговавший целый день, с ворчаньем запирает лавку; еще —описец, не успевший передать полотну заветную мечту, с досадой бросает кисть, да поэт, житель чердака, грозит в сумерки проклятиями Аполлона лавочнику, который не отпускает в долг свечей. Все прочие любят это время; не говорю уже о простом народе, мастеровых, работниках, которые, снедая в поте лица хлеб свой, покладывают руки от тяжкого труда, наконец, магазинщицах, которые, зевая за иглой при Божьем свете, с детской радостью надевают шляпки и спешат предаться увеселениям. Но то существенная, прозаическая радость, а в сумерках таятся высшие, поэтические наслаждения. Благословен и тьмы приход! — сказал Пушкин. Не есть ли это время нежной, мечтательной грусти, — не той грубой, неприятной грусти, которая изливается днем, при всех, горючими слезами, причины которой так тривиальны — крайняя бедность, потеря родственников и проч.; грусти, например, от невнимания любимой особы, от невозможности быть там, где она, от препятствий видеться с нею, от ревности? Не есть ли это, краснея скажу, время сладостного шепота, робкого признания, пожимания рук и... мало ли еще чего? А сколько радостных надежд и трепетных ожиданий таится под покровом сумерек!...
    5. Обломов. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 27. Размер: 38кб.
    Часть текста: как Бальтазару на пиру. Пришел Захар и, найдя Обломова не на постели, мутно поглядел на барина, удивляясь, что он на ногах. В этом тупом взгляде удивления написано было: «Обломовщина!» «Одно слово, — думал Илья Ильич, — а какое... ядовитое!..» Захар, по обыкновению, взял гребенку, щетку, полотенце и подошел было причесывать Илью Ильича. — Поди ты к черту! — сердито сказал Обломов и вышиб из рук Захара щетку, а Захар сам уже уронил и гребенку на пол. — Не ляжете, что ли, опять? — спросил Захар. — Так я бы поправил постель. — Принеси мне чернил и бумаги, — отвечал Обломов. Обломов задумался над словами: «Теперь или никогда!» Вслушиваясь в это отчаянное воззвание разума и силы, он сознавал и взвешивал, что у него осталось еще в остатке воли и куда он понесет, во что положит этот скудный остаток. После мучительной думы он схватил перо, вытащил из угла книгу и в один час хотел прочесть, написать и передумать всё, чего не прочел, не написал и не передумал в десять лет. Что ему делать теперь? Идти вперед или остаться? Этот обломовский вопрос был для него глубже гамлетовского. Идти вперед — это значит вдруг сбросить широкий халат не только с плеч, но и с души, с ума; вместе с пылью и паутиной со стен смести паутину с глаз и прозреть! Какой первый шаг сделать к тому? С чего начать? Не знаю, не могу... нет... лукавлю, знаю и... Да и Штольц тут, под боком; он сейчас скажет. А что он скажет? «В...

    © 2000- NIV